12:04 

Делай Деньги (с)

Moist von Lipwig
#GNUTerryPratchett || Ты хуже дьявола, минорит. Ты шут. ©
Было бы здорово, мелькнуло у него в голове, когда он бежал вверх по ступенькам, если бы Его Светлость разделял мнение, что встреча - это что-то, зависящее не от одного человека. Но он был тираном, в конце концов. У тиранов тоже должно быть какое-нибудь развлечение.
Стукпостук, секретарь патриция, ждал у двери Продолговатого Кабинета и поторопил Мойста сесть напротив стола его светлости.
Через девять секунд усердного записывания, Лорд Ветинари поднял взгляд от бумаг.
- А, мистер Липвиг, - сказал он. - А что не в золотом костюме?
- Он в чистке, сэр.
- Надеюсь, день выдался приятный? До сих пор, по крайней мере?
Мойст огляделся по сторонам, наскоро припоминая все недавние маленькие проблемы Почтовой Службы. Кроме Стукпостука, который стоял возле своего хозяина с выражением почтительной бдительности, в комнате больше никого не было.
- Слушайте, я могу все объяснить, - сказал Мойст.
Лорд Ветинари поднял бровь с озабоченностью человека, который, найдя гусеницу в салате, осторожно приподнимает остальные листики.
- Прошу вас, - сказал он, откидываясь на спинку кресла.
- Нас слегка занесло, - начал Мойст. - Проявили слишком уж креативное мышление. Развели мангустов в почтовых ящиках, чтобы змеи держались подальше...
Лорд Ветинари ничего не сказал.
- Э... Которых, стоит признать, мы затащили в ящики, чтобы снизить количество лягушек...
Лорд Ветинари повторил свой ответ.
- Э, которых, по правде, служащие засунули, чтобы отвадить улиток...
Лорд Ветинари оставался безмолвным.
- Э... Которые, я вынужден отметить, сами заползли в ящики сожрать клей с марок, - закончил Мойст, опасаясь, что он скатывается в несвязное бормотание.
- Ну, по крайней мере, их вам не пришлось никуда засовывать, - весело заметил Ветинари. - Как вы сами заметили, это, возможно, было случаем, где свежую логику следовало бы заменить здравым смыслом, скажем, среднестатистической курицы. Но я вас не поэтому сегодня сюда пригласил.
- Если дело в клее для марок с капустным запахом... - начал было Мойст, но Ветинари взмахнул рукой.
- Занимательное происшествие, - сказал он. - И я уверен, что никто не пострадал.
- Э... Тогда Второе Издание Пятидесятипенсовой Марки?
- Той, которую называют «Влюбленные»? Общество Благопристойности посылало мне жалобу, да, но...
- Наш художник не понимал, что рисовал! Он не много знает о сельском хозяйстве! Он думал, что молодая парочка занимается сеянием!
- Кхм, - выразился Ветинари. - Но я думаю, что оскорбляющее чувства некоторых действие детально можно разглядеть только при помощи довольно сильной лупы, так что оскорбление, если его считать таковым, устраняет само себя.
Ветинари кинул одну из своих быстрых пугающих улыбок.
- Я так понимаю, что несколько экземпляров, которые ходят среди коллекционеров, приклеены к простому коричневому конверту.
Он посмотрел на ничего не выражающее лицо Мойста и вздохнул.
- Скажите, мистер Липвиг, хотите сделать по-настоящему хорошие деньги?
Мойст поразмыслил над этим и очень осторожно спросил:
- А что со мной будет, если я скажу «да»?
- Начнете новую карьеру, полную рискованных предприятий и трудностей, мистер Липвиг.
Мойст беспокойно заерзал. Ему не нужно было оглядываться, чтобы понять, что теперь у дверей точно кто-то стоит. Кто-то крепко, но не гротескно сложенный, в дешевом черном костюме, абсолютно без чувства юмора.
- А, просто для полной картины, что будет, если я скажу «нет»?
- Можете выйти в ту дверь, и вопрос больше подниматься не будет.
Дверь была в стене напротив. Мойст входил не через нее.
- Вот в ту, да? - уточнил он, вставая и показывая на дверь.
- Именно так, мистер Липвиг.
Мойст повернулся к секретарю.
- Могу я одолжить ваш карандаш, мистер Стукпостук? Благодарю.
Он подошел к двери и открыл ее. Потом театрально приложил ладонь к уху и уронил карандаш.
- Посмотрим, как глу...
Шмяк!Карандаш подпрыгнул и покатился по весьма солидным на вид доскам. Мойст поднял вещь и уставился на нее, а потом медленно вернулся к своему месту.
- А разве там, за этой дверью, не было глубокой ямы, полной острой шипов? - спросил он.
- Не представляю, почему вы могли бы так подумать, - ответил Лорд Ветинари.
- Уверен, она там была, - продолжал настаивать Мойст.
- Вы не знаете, Стукпостук, с чего бы мистеру Липвигу думать, что за этой дверью должна быть глубокая яма, полная острых шипов?
- Понятия не имею, милорд, - пробормотал Стукпостук.
- Я вполне счастлив с Почтовой Службой, знаете ли, - заявил Мойст и понял, что реплика прозвучала так, будто бы он оправдывался.
- Уверен в этом. Главный Почтмейстер из вас превосходный, - заметил Ветинари и повернулся к Стукпостуку, аккуратно вкладывая письмо в конверт. - Теперь, когда с этим покончено, лучше взяться за ночную почту из Генуи.
- Да, милорд, - ответил Стукпостук.
Анк-Морпоркский тиран склонился над работой. Мойст тупо смотрел, как Ветинари достал маленькую, но на вид тяжелую коробочку из ящика стола, вытащил из нее кусок черного воска и растопил из него маленькую лужицу на конверт, все это - с приводящей Мойста в бешенство увлеченностью занятием.
- Это все? - спросил он.
Ветинари поднял взгляд и казалось, удивился тому, что Мойст все еще здесь.
- Ну да, мистер Липвиг. Можете идти. - Он отложил кусок воска и взял из коробки черное кольцо с печатью.
- Я имею в виду, проблем ведь нет, так?
- Нет, никаких. Вы стали образцовым гражданином, мистер Липвиг, - сказал Ветинари, аккуратно впечатывая V в остывающий воск. - Каждое утро встаете в восемь, через полчаса вы уже за своим столом. Вы превратили Почтовую Службу из бедствия в четко работающий механизм. Платите налоги, а еще маленькая птичка мне на хвосте принесла, что вас рекомендуют на пост председателя Гильдии Торговцев в будущем году.Хорошая работа,мистер Липвиг!
Мойст встал было, чтобы уйти, но помедлил.
- А что плохого в должности председателя Гильдии Торговцев? - спросил он.
Медленно и нарочито терпеливо Ветинари положил кольцо обратно в коробку, а коробку - в ящик.
- Прошу прощения, мистер Липвиг?
- Просто вы так сказали, будто в этом есть что-то плохое.
- Уверен, что я этого не делал, - Ветинари взглянул на секретаря, - Было ли в моих словах что-либо унизительное, Стукпостук?
- Нет, милорд. Вы часто упоминали, что торговцы и лавочники - костяк и главная опора города, - ответил Стукпостук, передавая патрицию тонкую папку.
- У меня будет золотая цепь и все такое, - сказал Мойст.
- У него будет золотая цепь и все такое, Стукпостук, - известил Ветинари, разворачивая новое письмо.
- Так и что в этом плохого? - допытывался Мойст.
Ветинари снова посмотрел на него с искусным выражением неподдельного замешательства.
- С вами все хорошо, мистер Липвиг? Похоже, у вас что-то случилось со слухом. Бегите же, Центральное Почтовое Отделение открывается через десять минут, и я уверен, что вы рветесь, как всегда, подать хороший пример своим работникам.
Когда Мойст вышел, секретарь тихо положил на стол Ветинари еще одну папку.
Она была озаглавлена «Альберт Спэнглер/Мойст фон Липвиг».
- Спасибо, Стукпостук, но зачем?
- Приказ о казни Альберта Спэнглера все еще в силе, милорд, - пробормотал тот.
- А. Понимаю, - сказал Ветинари. - Вы думаете, что я укажу мистеру Липвигу на то, что его все еще могут повесить под его псевдонимом Альберт Спэнглер? Вы думаете, я мог бы указать ему, что мне достаточно лишь объявить газетам о своем шоке от того, что наш уважаемый мистер Липвиг - никто иной, как искусный вор, фальшивомонетчик и ловкий обманщик, который за многие годы украл много сотен тысяч долларов, взламывая банки и вынуждая честный бизнес вылетать в трубу? Вы думаете, я буду угрожать ему ревизией счетов Почтовой Службы, которая,без сомнения,обнаружит вопиющий факт присвоения чужого имущества? Вы думаете, что выявится пропажа всего пенсионного фонда Почтовый Службы? Вы думаете, я выражу всему миру свой ужас по поводу того, как негодяй Липвиг выпутался из петли с помощью неизвестных лиц? Другими словами, вы думаете, что я покажу ему, как просто скинуть человека с его положения настолько низко, что его бывшим друзьям придется наклоняться, чтобы плюнуть в него? Вы это подразумевали, Стукпостук?
Секретарь уставился в потолок. Его губы шевелились где-то около двадцати секунд, пока Лорд Ветинари разбирался с бумагами.
Затем он опустил взгляд и произнес:
- Да, милорд. Я думаю, это исчерпывающее объяснение.
- А, но ведь повесить человека можно не одним способом, Стукпостук.
- Лицом вверх и лицом вниз, милорд?
- Спасибо, Стукпостук. Вы знаете, что я ценю вашу развитую нехватку воображения.
- Да, сэр. Спасибо, сэр.
- На самом деле, Стукпостук, позволим ему построить себе собственную дыбу и самому же крутить рычаг.
- Не уверен, что улавливаю вашу мысль, милорд.
Лорд Ветинари отложил перо.
- Необходимо учитывать психологию личности, Стукпостук. Каждого человека можно представить как замок, к которому существует ключ. У меня большие надежды на мистера Липвига в грядущей схватке. Он до сих пор сохранил инстинкты преступника.
- Откуда вы знаете, милорд?
- О, есть множество мелких признаков, Стукпостук. Но наиболее убедительным, думаю, является то, что он ушел с вашим карандашом.


:heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart:

@темы: книги, липвиг, пратчетт

URL
   

Oh, God! I'm still alive ♡

главная