Moist von Lipwig
#GNUTerryPratchett || Ты хуже дьявола, минорит. Ты шут. ©
Мне снился удивительно динамичный сон.
В нём я была Питером Капальди, во всяком случае, персонажем с определенно его внешностью, фигурой, седыми кудрями - каким-то известным актёром, на которого готовится покушение. Для того, чтобы спастись, я обращаюсь в крутую фирму, и они поселяют меня на одну ночь в доме-лабиринте (доме ли?), где в каждой комнате нет входа, а есть только выход в форме двери яркого салатового цвета, с закругленным верхом. Она может быть спрятана в шкафу, за ковром, где угодно. Местонахождение двери подскажут агенты этой фирмы, одетые в костюмы, зеленые, как эти двери.
И пройдя все двери я спасусь.
По ходу сна моё представление о том, кто меня преследует, менялось. То это было заурядное заказное убийство, то неминуемая, мистическая смерть от невидимых сил.
Сперва всё шло хорошо, я прошёл (напоминаю, я - вылитый Капальди странно, что во сне я не подумала о Докторе, а ассоциировала себя именно с Капальди, но я знала, что я человек и актёр, так что) много комнат, иногда меняя, как мне кажется, дома и эпохи, так как иногда я попадал в летящий вниз мегасовременный лифт и тут же выпрыгивал через зеленую дверцу в тёмную дачную гостиную с лестницей красного дерева за спиной. Я кинулся в комнату с несколькими шкафами из IKEA, открыл каждый, но не было двери. И не было агента. Я заметил, что я сам в зеленой пижаме. Я сам - агент? Я должен найти свою дверь? И вот я слышу шорох. В той гостиной с лестницей красного дерева кто-то есть. Я говорю себе мысленно, что я актёр, что в этом - моя сила. Знает ли убийца, как я выгляжу? Не факт. Поставить его в положение виноватого? Хорошо. Я выхожу, нахожу источник звука и начинаю возмущенно кричать на убийцу "Что вы делаете в моём доме!!!". Какой-то лохматый мужик в черном пальто и с огромным ножом стоит, совершенно растерявшись из-за моего праведного гнева проснувшегося хозяина. Я продолжаю наступать, внутренне ликуя от своей смекалки. Сейчас он уйдёт, сейчас он поймёт, что перепутал дом, сейчас!
Тут я слышу шум на лестнице сверху. Оттуда скатывается другой мужчина, полноватый, молодой, одетый в деловой костюм, с разбитым от падения носом. Я смотрю ему в лицо и узнаю его. Он сватался к моей дочери, недавно. Заказчик? Я не выхожу из роли и, разрываясь между внутренним монологом и внешними репликами делаю следующее: убеждаю по большей части бровями этого ухажёра, что ему плохо, что он от падения не помнит моего имени (хаха, вы предлагали руку и сердце моей дочери, но не помните меня? вы меня не помните), ору на убийцу, чтобы тот скорее принёс раненному воды (да что же вы за человек такой!) и вообще позаботился, пока я, дескать, позвоню в 911. Про себя я предполагаю, что убийца испугается 911 и решит смыться, а я спокойно найду свою дверь и побегу дальше.
Я поднимаюсь по лестнице и вижу пустые библиотечные стеллажи. Напоминаю, всё происходит ночью. Как ряд двухметровых серых домино. В одном из них точно дверь! Но кого-то разозлила моя веселая выходка, они уже идут за мной. Я обегаю каждый стеллаж и вот она - моя зеленая дверь! Я открываю её и чувствую, что кто-то душит меня, хватает за горло, то ли удавка, то ли кинжал - острое, душное... Нет, тут актерский талант не поможет.
Я просыпаюсь, мои ноги согнуты в коленях, я лежу на спине в прямоугольном деревянном ящике, который аккуратно заколачивают, я вижу только через его ещё открытый уголок. Всё ещё ночь. На кресле рядом сидит немолодая красивая женщина с короткими тёмными кудрями, в тёмном пышном платье. У неё раздраженный и сконфуженный вид. По всем стенам висят плакаты со мной в разных ролях, огромные, они уходят в темноту под потолком. Неловкое молчание.
Она виновато произносит: "Часто мы собираем прах для заказчика, но ваш останется вам".
Я отвечаю мягким успокаивающим голосом "О, это приятно". Я уже не думаю о побеге, мне немного жалко эту женщину и их трудов. Всё-таки скоро всё закончится.
"Это произойдет быстро?", - спрашиваю я. Она кивает и в моей голове проносится мысль о том, как ящик проглатывает пламя, озаряя меня на плакатах. Я улыбаюсь: "О, хорошо, а то я хочу в туалет". Она тоже улыбается. Ящик продолжают заколачивать.
Я прокручиваю в голове то, как здорово я разыграл убийцу. Я думаю, что же написать дочке, чтобы она не плакала? Ведь у меня есть последнее желание. Дальше все варианты смешиваются, я не знаю, что я выбрал: то ли написал СМС, что очень её люблю, то ли решил ничего не говорить, то ли попросил эту женщину рассказать ей всю эту историю, особенно про то, как было весело с тем убийцей, чтобы она посмеялась.

P.S. Самой смерти я не помню - дальше и я, и женщина преобразовались в других людей, она потеряла ко мне интерес, комната стала другим местом, так что концовка туманна))

@темы: Потом ловец снов стал куском пиццы и его забрал мопс, КАПАЛЬДИ, Близко к идеальному кино, но кино ли это?(с)